Запись оперы, оратории и кантаты

Эти жанры являются самыми сложными для записи, потому что состав исполнителей очень обширен, и добиться хорошего баланса и прозрачности бывает довольно трудно. В составе оперы, оратории, кантаты, мессы есть три основных компонента - это оркестр, хор и солисты. Их соотношение будет разным в каждом отдельном случае в зависимости от жанра, стиля или идеи.

Первое – что касается идеи. Оперные спектакли могут исполняться в двух, так сказать, мизансценах. Это, во-первых, традиционное театрально-сценическое действо. Оркестр расположен в яме, которая находится в помещении зала, солисты-певцы находятся на авансцене, тоже почти в помещении зала, с редкими уходами вглубь сцены, а хор – или за солистами, или по сторонам от них. Во-вторых, опера очень часто исполняется на концертной эстраде. Тогда солисты располагаются перед лицом дирижера или по сторонам от него. А хор – за оркестром, (Кстати, жанры кантаты, мессы, "Страстей" для звукорежиссера весьма схожи, разве что в "Страстях" часто встречается роль чтеца).

В случае традиционного театрального исполнения слушатель слышит оркестр, играющий непосредственно в зале, ярко, сочно и близко по плану (конечно, когда яма большая, как в Большом театре). Солисты слышны уже немного в другой акустике, они поют непосредственно в зал, находясь по плану над оркестром и позади него. В соответствии с режиссерскими мизансценами солисты могут передвигаться, отворачиваться от зала. Хор несколько затушеван тем, что находится в другом, акустически связанном помещении – на сцене.

В концертном исполнении солисты располагаются ближе всего к слушателю. Хор же поет из-за оркестра, часто невнятно по тексту.

В соответствии с этими традиционными расстановками исполнителей продюсеры звукозаписи также могут предложить две трактовки, то есть звукорежиссер может воссоздать аналог как концертного исполнения, так и театрально-сценического.

При записи оперы в помещении театра (имеется в виду специально организованная запись, а не запись "живого" спектакля) трудно избавиться от "ямного" звучания оркестра. Кроме того, какой бы ни была большой оркестровая яма, музыкантам все равно тесно, расположены они несимметрично относительно оси зала и оркестр звучит обычно с "дыркой" посередине, так как слишком растянут в ширину. Зато певцы чувствуют себя вольготно, хорошо видят дирижера и слышат оркестр. Им можно удобно и точно поставить микрофоны. Для хора на сцене обычно устанавливают хоровые станки, и запись его не представляет каких то особых трудностей. Могу указать место общего микрофона, проверенное во многих помещениях. Его надо расположить прямо над головой дирижера и направить на сцену. Лучше всего работает совмещенный микрофон по системе MS, состоящий из "восьмерки" и ненаправленного микрофона (рис. 1).

Рис 1

ris1_m.jpg


Запись оперы в концертном исполнении для звукорежиссера гораздо труднее. Если солисты расположены по бокам от дирижера, на общий микрофон они попадают с перекосом (рис. 2).

Рис 2

ris2_m.jpg


Если они расположены перед дирижером, то на общем микрофоне баланс хороший, но трудно поставить на них индивидуальный микрофон – его место занимает дирижер (рис. 3). С хором тоже неблагополучно. Обычно прямо под их микрофонами оказываются литавры и …туба! И деться некуда, только вперед, к певцам. Чем это грозит, мы рассматривали в предыдущей статье о записи хора.

Рис 3

ris3_m.jpg


Во время записи в студии, то есть на ровном полу, без эстрады, звукорежиссер может воспользоваться одной из трех расстановок исполнителей оперы.

Первый вариант соответствует расстановке музыкантов на концерте, когда хор находится позади оркестра, а солисты стоят с левой стороны от дирижера. В этом случае на общем микрофоне получается довольно приличный естественный баланс, который, однако, трудно изменить с помощью индивидуальных микрофонов, потому что рассадка получается очень плотная, и тесно поставленные микрофоны могут грозить, во-первых, искажением плана, а во-вторых, акустической противофазой.

При записи без общего микрофона солисты, хор и оркестр рассаживаются "треугольником" вокруг дирижера, который находится в центре. Такая рассадка удобна тем, что позволяет более свободно выбирать расстояние до микрофонов и легко изменять баланс, но зато заставляет отказаться от полноценного общего микрофона. Эта расстановка позволяет легче создать звук хора или солиста "за сценой" (рис. 4).

Рис. 4

ris4_m.jpg


Третья расстановка исполнителей, когда ближе всех к дирижеру находится оркестр, за ним стоят солисты и дальше всех – хор, аналогична их расположению на сцене в театре. Для этого требуются подставки и акустические щиты, отгораживающие микрофоны солистов от медной и ударной групп оркестра. Достоинством такого способа является очень хорошее разделение звуков оркестра и солистов. На общем микрофоне, подвешенном над оркестром, получается удачный баланс театрального типа (рис. 5).

Рис 5

ris5_m.jpg


Такая расстановка удобна для звукорежиссера, но дирижера устраивает не всегда. Дело в том, что дирижер плохо слышит солистов и жалуется, что ему приходится все время сдерживать оркестр в смысле форсирования звука. И хотя это обстоятельство является выгодным для звукорежиссера, иногда приходится отказаться от такого способа расположения исполнителей.

Чтобы запись не получилась много пространственной, нужно следить за тем, чтобы солисты и хор не оказались слишком далеко в глубине сцены под колосниками.

На этом, пожалуй, можно поставить точку. Своим студентам я всегда говорил, что лекции по звукорежиссуре – это не сборник рецептов и не поваренная книга. Это, скорее, как "Витязь на распутье" Васнецова: "Налево пойдешь…"

Вот этим опытом "набивания шишек" я и постарался поделиться с читателями…